Возможности вычислительных машин и человеческий разум


           

Поэтому важно выяснить общее значение


Поэтому важно выяснить общее значение того, что человек передает свой статус независимой силы миру, рассматриваемому как машина.
3. Вероятно, парадоксально, что именно тогда, когда человек потерял в самом глубоком смысле веру - не говоря уже о доверии - в свою независимую роль, он начал полагаться на автономные машины, т. е. на машины, на протяжении достаточно больших периодов времени действующие исключительно на основе собственных внутренних реалий. Если его доверие к подобным машинам должно основываться на чем-то ином, нежели абсолютное отчаяние или слепая вера, он должен объяснить себе, что эти машины делают, и даже как они делают то, что они делают. Для этого ему необходимо создать какую-то концепцию их внутренней "сущности". И все же большинство людей не понимают вычислительную машину даже в малейшей степени. Итак, если только они не преисполнены величайшего скептицизма (прием, который мы пускаем в ход, наблюдая фокусника на сцене), они могут объяснить интеллектуальные подвиги вычислительной машины, только прибегая к простой аналогии, находящейся у них под руками, а именно: их внутренней модели, представляющей собственную способность мыслить. Следовательно, не удивительно, что они хватили через край; поистине невозможно представить себе человека, способного, например, имитировать "Элизу", но для которого языковые способности "Элизы" были бы пределом его возможностей. С другой стороны, вычисляющая машина является крайним случаем гораздо более общего явления. Даже того значительного объема коннотации [Прим. перев.: Под коннотацией в лингвистике понимается дополнительное содержание слова или выражения, его сопутствующие семантические или стилистические оттенки, которые накладываются на его основное значение, служат для выражения разного рода экспрессивно-эмоциональных оценочных обертонов], который определяется общепринятым употреблением слова "машина", недостаточно для указания его подлинной универсальности. Действительно, когда сегодня мы говорим, например, о бюрократии, университете или почти о любом социальном или политическом образовании, образ, который мы порождаем, слишком часто оказывается все тем же автономным машинообразным процессом.

Содержание  Назад  Вперед